СМИ

Бегство от серости

По оценкам перестраховщиков, доля схем в перестраховании доходит до 70% от объема рынка. Федеральная служба страхового надзора (фссн) отзывает лицензии у самых отъявленных схемотехников. Оставшиеся участники перестраховочного рынка настаивают на том, что это уникальный узкопрофессиональный рынок, который саморегулируется. И вмешательство государства в его дела менее эффективно, чем саморегулирование.

ХОЛОСТЫЕ ОБОРОТЫ

По итогам 2004 года российские компании приняли в перестрахование 93, 8 млрд рублей взносов. Предварительные данные ФССН за 2005 год свидетельствуют о незначительном росте совокупных операций по перестрахованию - годовые взносы участников перестраховочного рынка составили порядка 100 млрд рублей. Таким образом, по итогам 2005 года прирост совокупной перестраховочной премии составит порядка 6-7%, что в целом вписывается в тенденцию прошлых лет - годом ранее рынок вырос на 5%.

Но эти цифры характеризуют лишь общий объем рынка со всеми его схемами. Среди лидеров в перестраховании, как и в прямом страховании, на протяжении последних нескольких лет появляются компании, чья деятельность никак с перестрахованием не связана. Это компании, которые, используя трансграничность перестрахования, оказывают услуги по выводу средств.

По оценкам ФССН, примерно треть рынка приходится на долю реального перестрахования. В абсолютных значениях "чистый" рынок составляет примерно 30 млрд рублей. При этом треть данной суммы приходится на кэптивное перестрахование (когда компания перестраховывает риски материнской структуры). А кэптивное перестрахование нельзя назвать рыночным видом, но и относить его к схемам было бы неправильно.

Объемы реального перестрахования растут с каждым годом, постепенно вытесняя с рынка псевдостраховые операции. И если в 2004 году доля реального перестрахования, по оценкам самих перестраховщиков, составляла порядка 30% перестраховочных операций, то в 2005 году этот показатель увеличился приблизительно до 35%. Борьба за чистоту рынка, которую ведет регулятор в последние годы, привела к тому, что уже почти половина рынка - это реальные операции. Заниматься схемотехникой теперь неактуально - на первый план выходят компании "реального" сектора.

Рынок реального перестрахования растет, по оценкам агентства "Эксперт РА", примерно на 15% год. Это выше уровня роста всех перестраховочных премий на 8%. Получается, что рынок растет в основном за счет реальных операций. О конъюнктуре рынка следует судить прежде всего по наличию выплат. А вот с этим в отрасли не все в порядке. Финансовые операции с применением офшоров в перестраховании, в отличие от страхования жизни, где также распространены схемы, не предусматривают выплат. Взносы по цепочке переходят от одной компании к другой, а затем растворяются в офшорной компании, где зачастую рынок перестрахования никак не регулируется. А там с деньгами происходят удивительные метаморфозы: получатель взносов инвестирует их в выбранный клиентом объект, и происходит простейшая операция по обналичиванию.

Подобные операции в основном и создают обороты на рынке. Ситуация ухудшается системой бухгалтерского учета в России, когда взносы по перестрахованию при прохождении по цепочке компаний учитываются несколько раз при неоднократной передаче риска от одной компании к другой. Ситуацию с оценкой общего объема рынка теоретически может исправить введение МСФО в страховании, где операции по транзитному безрисковому перестрахованию должны учитываться на забалансовых счетах перестраховщиков. Однако до введения международных стандартов в российском страховании еще далеко, и пока даже не ясно, когда это произойдет. Тем не менее некоторые компании уже самостоятельно ведут отчетность по МСФО, стремясь убедить, прежде всего иностранных партнеров, в своей открытости и финансовой состоятельности.

***

СВОБОДОЛЮБИВЫЕ

ПЕРЕСТРАХОВЩИКИ

Сейчас государство регулирует страховой рынок жестче, чем перестраховочный. Однако в последнее время регулирование перестраховочной отрасли ужесточается. В прошлом году ФССН отозвала лицензии основных схемотехников в перестраховании. Тем не менее сами перестраховщики считают, что особый контроль им не нужен. "Рынок перестрахования - это место, где профессионалы работают с профессионалами, -заявил BG советник президента „Москвы Ре" Сергей Дедиков.- И никакое вмешательство со стороны государства не может сравниться по эффективности с саморегулированием перестраховщиков". По его словам, задача государства - создать максимально четкие законы, чтобы участникам рынка не приходилось дописывать их при заключении договоров.

Перестраховочное законодательство в России не разработано. Однако перестраховщики считают, что уровень профессионализма в отрасли сейчас таков, что, несмотря на законодательные неопределенности, отрасль продолжает успешно существовать. Компании испытывают сложности в трактовке некоторых понятий, но эти проблемы решаются путем внесения в заключаемые ими договоры огромного количества оговорок.

Оптимальным решением законодательной проблемы в перестраховании является следование мировому опыту: за рубежом все возможные оговорки и сложности в перестраховочной деятельности оглашены в документах, принятых самими перестраховщиками. Отечественные перестраховщики пытаются обойтись без законодателей. В сентябре прошлого года около двух десятков страховщиков и перестраховщиков подписали Хартию деловой этики в перестраховании. В нее участники рынка внесли основные положения ведения бизнеса с точки зрения перестраховочного сообщества. В хартии также перечислено 19 вариантов недобросовестного поведения на рынке. Подписавшие хартию обязались не использовать эти схемы в своей работе.

МОСКОВСКИЙ УНИВЕРСАЛИЗМ

Основная часть потоков перестрахования сконцентрирована в Москве, хотя для перестраховочной деятельности неважно, где находится компания, бизнес можно вести на расстоянии.

Еще одна особенность рынка заключается в том, что три четверти реального рынка перестрахования приходится на универсальных страховщиков. Их доля могла бы быть и больше, но в политике определения собственных удержаний универсалы очень осторожны. Редко кто оставляет на себе больше $2-3 млн, хотя существуют и исключения.

Виной тому наличие хорошей западной перестраховочной защиты портфеля по прямому страхованию. Обладая значительными финансовыми возможностями, страховщики оставляют на своем удержании незначительную часть рисков-5-10% от всего риска. Перестрахование для большинства универсальных страховщиков не является основным видом деятельности - доля входящего перестрахования в бизнесе универсалов не превышает 25%. Для многих это лишь бизнес, основанный на взаимности, когда первостепенной задачей является не защита собственного портфеля, а получение дополнительного потока входящего перестрахования. А имея западные перестраховочные емкости, можно привлечь дополнительные потоки бизнеса.

Среди универсальных страховщиков на рынке перестрахования присутствуют практически все лидеры рынка прямого страхования. Несколько особняком стоит "Ингосстрах", превосходящий остальные компании как по объему деятельности, так и по размерам собственного удержания. В начале 90-х, когда в России рынок перестрахования только зарождался, "Ингосстрах" уже имел налаженные связи с западными перестраховщиками, что позволило получить дополнительные конкурентные преимущества на начальном этапе развития бизнеса. Среди лидеров реального рынка по входящему перестрахованию можно также назвать "Росгосстрах", РОСНО, "АльфаСтрахование", "РЕСО-Гарантию".

Требования разделения перестрахования и страхования жизни заставили пересмотреть организационную структуру российских компаний. Согласно закону "Об организации страхового дела в РФ", действующему с января 2004 года, компании не могут одновременно осуществлять операции по страхованию жизни и перестрахованию. В результате стали появляться специализированные компании не только по страхованию жизни, но и по перестрахованию. По пути выделения перестраховочного бизнеса в отдельную компанию пошли компании "Ренессанс Страхование", "РЕСО-Гарантия" и др. Ожидать какого-то значительного роста от новых компаний не следует. Часть бизнеса, особенно на начальном этапе, они будут получать от головной компании.

ВСЕ НА СЕБЕ

На мировом рынке перестрахования, в отличие от российского, преобладают специализированные перестраховочные организации. В России исключительно перестрахованием по итогам 2005 года занималась 41 компания. Из этого числа только 15-20 игроков можно назвать полноценными участниками реального рынка. На рынке представлено две стратегии поведения, которых придерживаются реальные рыночные перестраховщики.

"Москва Ре" стремится минимизировать уровень ретроцессии (последующей передачи в перестрахование принятого риска) в своем бизнесе, предпочитая брать риски, которые может оставить на себе. В условиях российского рынка такая стратегия выглядит довольно перспективной, так как при грамотном андеррайтинге (процесс подписания риска в перестраховании) компания будет получать прибыль, что позволит ей капитализироваться изнутри. Причем прибыль от андеррайтинга в условиях невысокой убыточности рынка будет на порядок выше доходов от перепродажи западных емкостей.

Транссибирская перестраховочная корпорация и Русское перестраховочное общество используют не только свою емкость, но и дополнительное западное покрытие. На начальном этапе развития рынка, когда емкостей у российских компаний не хватало, такая тактика была оправданна. Но по мере развития рынка потребность в компаниях, использующих брокерские механизмы, постепенно отпадает - перестраховщикам нужна своя емкость. К тому же по мере проникновения на отечественный рынок иностранных перестраховщиков, не заинтересованных в лишних посредниках, риски будут уходить на Запад напрямую.

В плане определения величины собственных удержаний перестраховщики проводят более агрессивную политику, чем универсальные компании. Стараясь как можно шире использовать собственный финансовый потенциал, перестраховщики, заметно уступая в капитале универсальным компаниям, предлагают при этом практически аналогичные покрытия. Ведущие специализированные компании могут оставлять на собственном удержании до нескольких миллионов долларов, как и универсальные страховщики.

ТАРИФЫ ПАДАЮТ, УБЫТОЧНОСТЬ РАСТЕТ

В последнее время на российском рынке перестрахования наметилась парадоксальная тенденция. "Уже несколько лет на нашем рынке имеет место устойчивая тенденция к снижению тарифов в перестраховании, связанная с ростом конкуренции, появлением новых игроков на рынке, при том что существенного роста реального рынка не наблюдается", - заявил BG заместитель генерального директора "КапиталЪ Перестрахование" Александр Королев. Еще одной тенденцией является повышение убыточности. "Пока вторая тенденция не оказывает практического влияния на первую, не очевидно, что должна оказывать", -продолжает он. И важно, чтобы это произошло своевременно и с минимальными потерями для тех перестраховщиков, которые предлагают сегодня, по сути, демпинговые тарифы.

Внутренняя конкуренция приводит к опоку взносов на западный рынок. По словам директора департамента перестрахования "Ингосстраха" Алексея Савельева, "некоторые объекты, которые могли бы быть размещены на российском рынке, все равно пытаются перестраховать на Западе. Причина в том, что средние страховые компании не хотят показывать свои портфели конкурентам. К тому же к западным перестраховщикам больше доверия при возникновении необходимости в оплате убытка".

Но эти стереотипы постепенно уходят в прошлое. Ведущие перестраховщики давно осознали необходимость платить своим клиентам быстро и по максимуму. Специализированные перестраховщики не создают риска потери бизнеса для цедента (того, кто отдает риск в перестрахование).

Российский рынок из-за низкой капитализации в настоящее время не может принять на себя крупные риски. Совокупный максимальный объем риска, который могут принять на себя российские перестраховщики, не превышает $15 млн.

С учетом западных облигаторных договоров, по которым перестраховщики ежегодно покупают себе западную защиту по рискам, можно перестраховать риск в несколько сот миллионов долларов. "Но на практике размещение рисков со страховыми суммами, близкими к значениям такой виртуальной емкости, практически невозможно, поскольку участниками облигаторных договоров во многих случаях являются одни и те же компании", - поясняет Александр Королев.

Все объекты с крупными страховыми суммами перестраховываются в основном за рубежом, российским компаниям остается незначительная часть премии. Например, крупные промышленные риски перестраховываются за рубежом на 95-100%. Это практикуется на рынке давно. Благодаря низкой убыточности, которая в российском перестраховании составляет порядка 40-45%, наш рынок крупных промышленных рисков очень привлекателен для западных перестраховщиков. Они активно привлекают российские риски в свой портфель, а довольно длинный период сотрудничества, сопряженный с низкой убыточностью, позволяет иностранным перестраховщикам предлагать более льготные условия, чем у российских компаний.

Отечественным перестраховщикам в сложившейся ситуации остается довольствоваться малым - привлечением незначительных по величине рисков. Новым же компаниям, которые только выходят на рынок, и того хуже: им довольно сложно получить в перестрахование крупный риск - не позволяет новый брэнд и, как правило, незначительные финансовые возможности. Остается один путь - развивать перестрахование авторисков, по которому в основном и идут новые компании.

Доля перестрахования авторисков в совокупном объеме реального рынка составляет около 30-35%. Но на рынке нет единого мнения по поводу привлекательности этого вида перестрахования. С одной стороны, автострахование - вид деятельности с высокой убыточностью, с другой - при значительных объемах и качественном андеррайтинге способен приносить небольшую, но стабильную прибыль. Для большинства рыночных компаний, таких как "Профиль Ре", "Азиятранс Ре", перестрахование авторисков является основным видом в портфеле - их доля достигает 60-70%.

Еще треть рынка реального перестрахования занимают различные имущественные риски - авиакаско, морское каско, огневые риски и т. д. Здесь российским компаниям достаются либо небольшие риски, либо незначительная доля в крупных договорах, которая в большинстве случаев связана с кэптивной деятельностью. Существенная доля приходится на перестрахование рисков в личных видах страхования - порядка 25%. Перестрахование же ответственности практически не представлено на реальном рынке, что, впрочем, объясняется общим слабым развитием данного направления в России.

В будущем заметных перемен в структуре рынка ожидать не стоит. Вследствие роста капитализации продолжится рост собственных удержаний компаний, что скажется на общих объемах рынка, но не на структуре принятых рисков по видам. Кроме того, финансовые риски и ответственность в силу незначительного распространения на российском рынке не играют особой роли. А крупные риски по данным направлениям перестраховываются в основном за границей - в России по ним просто пока невозможно найти приемлемое покрытие.

Аналогичная ситуация сложилась со строительно-монтажными рисками, которые в большинстве своем также перестраховываются за границей. Определенную часть реального рынка в перспективе может занять разве что перестрахование рисков ответственности опасных объектов, но это будет полностью зависеть от будущего закона, который принят Госдумой пока только в первом чтении. Не ясно, каким будет окончательный вариант закона, но объем будущего рынка страхования опасных объектов может составить не менее $1 млрд. При этом риски по данному виду страхования будут значительными и, естественно, встанет вопрос об их перестраховании, что может дать новый импульс развитию отечественного перестрахования.

СОСЕДСКИЕ ОТНОШЕНИЯ

Несмотря на невысокую по мировым меркам емкость российского рынка перестрахования, наши перестраховщики привлекают бизнес из-за рубежа. Объемы таких поступлений невелики. Это связано с низкими рейтингами перестраховщиков, которые, в свою очередь, обусловлены рейтингом России, а также серьезными отраслевыми рисками, что не позволяет российским перестраховщикам в полной мере интегрироваться в мировое перестраховочное сообщество. Во многих странах российские перестраховщики не могут вести активную деятельность в силу рейтинговых ограничений. Но тем не менее ежегодно в Россию поступает порядка $200 млн перестраховочной премии из-за рубежа и поступления ежегодно увеличиваются на 10-15%.

"Выжить только на российском рынке невозможно, - утверждает глава „Москвы Ре" Григорий Фидельман.- Перестрахование по своей сути является международным видом деятельности. К тому же инвестиции, в которых так нуждаются отечественные перестраховщики, возможны только с выходом на международный рынок и с переходом к мировым стандартам деятельности".

Одно из основных направлений деятельности перестраховщиков за пределами РФ - страны СНГ. Порядка 40% перестраховочной премии, поступающей из-за рубежа, приходится на наших ближайших соседей.

На постсоветском пространстве страхование и перестрахование наиболее развиты в России, и именно Россия должна была бы стать центром перестрахования на этой территории. Но властям государств СНГ не хватает гарантий российских страховщиков, прибалтийские страны ориентированы на европейский рынок, а в Белоруссии страховая отрасль жестко регулируется государством, поэтому активные действия извне там вряд ли возможны.

Казахские же власти требуют от российских перестраховщиков наличия международного рейтинга не ниже А-по международной шкале или внутреннего рейтинга RuAA по версии S&P. В результате с казахским рынком может работать только "Ингосстрах". Но несмотря на то что объемы деятельности в СНГ русских участников перестраховочного рынка невысоки, для них эти рынки могут стать хорошим плацдармом для интеграции в мировое перестраховочное поле.

Тем не менее перестраховщики не ограничиваются постсоветским пространством. Компании пытаются работать с рынками развивающихся стран, прежде всего Азии и Африки, где нет таких требований к рейтингу, как у Казахстана. По словам перестраховщиков, на этих рынках они в принципе готовы конкурировать со средними иностранными перестраховщиками. При этом, по мнению Григория Фидельмана, выходить на мировой рынок нужно непременно со своей емкостью. "Продавать иностранную перестраховочную защиту на западных рынках - бесперспективный путь, -считает он. - Именно поэтому „Москва Ре" уже несколько лет следует стратегии наращивания капитала".

Емкость рынка напрямую зависит от уровня капитализации перестраховщика, поэтому определенные преимущества получают универсальные страховые компании, не испытывающие проблем с капитализацией. Уставные капиталы большинства специализированных перестраховщиков невысоки, лишь у немногих компаний он превышает 120 млн рублей. Именно задача повышения капитализации является основной для российских компаний до вступления России в ВТО.

А на внутреннем рынке отечественные перестраховщики уже давно конкурируют с ведущими мировыми перестраховщиками. В дальнейшем же развитие перестрахования в России будет зависеть от развития прямого страхования. Сейчас же переговорщики по ВТО со стороны США требуют от России открытия прямых филиалов западных страховщиков. Если Россия на это согласится, национальный перестраховочный рынок может исчезнуть, также, как и страховой.

"На первом этапе вступления России в ВТО на условиях свободного доступа прямых иностранных филиалов нет угрозы для рынка перестрахования, - считает глава „Транссиба Ре" Ирина Постникова.- Со временем же иностранные страховщики могут представлять серьезную угрозу для российских перестраховщиков. Они могут не давать риски нам в перестрахование". Любопытно, что раньше у перестраховщиков не было единого мнения по поводу дальнейшего развития рынка. Сейчас же, при появлении "угрозы с Запада", ситуация изменилась. Перестраховщики едины во мнении о том, что нужно получать рейтинги и наращивать капитализацию. Без этого особых перспектив как на внутреннем, так и на иностранных рынках у них не будет.