СМИ

Борис Йордан: «Наша стратегия изменит лицо страхового рынка» /РБК Daily/

– Вы уже второй год возглавляете «Ренессанс Страхование». Как изменился рынок за это время? 

– Он переживает гигантские изменения, стал более динамичным. Еще два года назад страхование находилось на периферии российского финансового рынка, а сейчас уже составляет важную часть экономики. Исследования показывают, что самый низкий прогноз по росту рынка – порядка 20% в год, но, по нашим оценкам, он будет чуть больше, где-то на уровне 25%. В то же время наш бизнес растет больше чем на 70% в год, то есть в три раза выше рынка. Однако есть и проблемы, мешающие развитию рынка. 

– Какие? 

– Неправильное законодательство. И в страховании жизни, и в автостраховании, и особенно в регулировании страховых резервов и правилах размещения инвестиций. У нас вообще нет страхового законодательства, стимулирующего рынок, кроме сегмента ОСАГО. Отсутствует законодательная основа для работы с продуктами unit linked, а она очень нужна. В тех странах, где был запущен unit linked, рынок страхования жизни вырос на 200—300%. В Польше за три года на продукты unit linked стало приходиться 50% рынка страхования жизни. А у нас все не могут принять необходимые законы. Бюрократия и лень. 

– Но Минфин же декларировал новации в законодательстве? 

– Да, эти изменения были: Минфин просто ужесточил условия инвестирования своими приказами (№100н и №148н. – РБК daily). И с одной стороны, мы, участники рынка, их очень приветствуем, например ужесточения по капиталу, резервам, а с другой – регулятор перегнул палку. В итоге наши правила получились намного жестче, чем на более крупных рынках Франции, Италии и США. Именно с этим связано замедление прибыльности отечественных компаний. В мире основную прибыль страховщики получают за счет работы с инвестициями, а нам мешают ограничения и рамки. Минфин должен дать больше свободы, смягчить правила. 

– А как же стратегия Минфина до 2012 года, разве страховщики не боролись за нее? 

– Большинство страховщиков не вполне согласны с этой стратегией. При ее разработке Минфину нужно больше учитывать мнение ведущих участников страхового рынка. 

– Что еще может дать толчок для развития рынка? 

– Очень интересным сегментом станет страхование жизни. Кроме того, я думаю, будет прорыв в прямом страховании. Но главные изменения, по-моему, произойдут в оперативности работы самих страховщиков, а также в клиентском сервисе. Последний сегодня в самом розничном сегменте – автостраховании – находится на очень низком уровне, тогда как полис автокаско стоит в среднем 10%. А ведь на Западе средняя цена полиса – 2,5 или даже 1% от стоимости автомобиля, а качество несравнимо выше. Российское страхование по прозрачности, уровню отчетности, клиентскому сервису, на мой взгляд, лет на десять отстает от развитых стран. Но в ближайшие полтора-два года мы сделаем гигантский шаг. Еще мне кажется, что вырастет доля продаж через банки. Если через всех посредников будет проходить около 30% продаж, то на долю банков придется 10—15%. 

– У вас есть новые проекты? 

– Да, проект по прямому страхованию, он станет четвертым каналом продаж для группы «Ренессанс Страхование», и это очень важно для нас, потому что за прямыми продажами будущее. Это самый эффективный и быстрый канал, и в конце концов он поменяет лицо страховой отрасли. А мы, несомненно, хотим быть лидерами и в этой сфере тоже. Причина высокой стоимости розничных видов страхования в России заключается в том, что у нас комиссионные вознаграждения посредникам в два-три раза выше, чем это принято в мире. За рубежом посредники получают 3—6% комиссионных, максимум 10%, у нас – от 15 до 25%. Пока будет держаться такой высокий уровень комиссий, полисы будут стоить дорого для клиентов. А прямые продажи – это путь без посредников, они позволяют значительно снизить стоимость полиса. Думаю, через пять лет этот канал обеспечит нам 30% продаж в сегменте авто. Кроме того, мы предложим коробочные продукты по страхованию имущества и пенсионному страхованию. 

– Но все участники рынка говорят, что пенсионное страхование – сложный продукт для прямых продаж. Вас это не настораживает? 

– Пенсионный продукт абсолютно легкий. Вы подписываете контракт и ничего не платите, потому что это ваши пенсионные деньги, которые лежат сейчас у государства, так называемые деньги «молчунов». С первого июля мы запускаем четвертое звено своего холдинга – пенсионный фонд Renaissance Life & Pension, с которым мы намерены стать первым страховщиком, продающим свои пенсионные продукты через собственную филиальную сеть. Я полагаю, что это позволит нам быстро стать лидером на пенсионном рынке. В этом году мы планируем продать 50 тыс. контрактов. И это очень консервативные планы, я думаю, что и в два раза больше можем продать. 

– Вы уже решили, кто возглавит пенсионное направление? Нашли топ-менеджера? 

– Пенсионный фонд будет полностью интегрирован в нашу компанию по страхованию жизни Renaissance Life, поэтому решение ключевых вопросов остается за ее менеджментом. Для оперативного управления нашим пенсионным бизнесом мы пригласили очень опытного менеджера Андрея Осипова, который обеспечивал половину продаж НПФ «Русь» – крупнейшего на сегодняшний день фонда в России, который работает в ритейле. 

– Вы привлекаете в новый бизнес сторонних инвесторов? 

– Наш пенсионный проект – это продолжение наших отношений с ЕБРР, который будет в нем участвовать на уровне 30% и сейчас согласовывает свои внутренние формальности. Кроме того, ЕБРР уже участвует в наших проектах по страхованию жизни в России и на Украине, имея там также по 30%. Все остальные проекты на 100% принадлежат группе «Спутник». 

– Скажите, ранее вы заявляли о том, что будете решать вопрос о наименовании управляющей компании с ИГ «Ренессанс». Вы уже выбрали название? 

– «Спутник-Капитал». 

– Вы определяете для нее какую-то специализацию? 

– Да, она будет предоставлять все виды финансовых инвестиционных продуктов. Мы также рассматриваем возможность создания фондов на Западе, чтобы дать нашему клиенту возможность диверсифицировать риски и инвестировать за рубежом. Сейчас у «Спутник-Капитала» под управлением уже 300 млн долл. – это средства страховой группы. Ближайшие шесть месяцев у нас уйдут на отработку всех процессов по управлению собственными деньгами. Но мы рассчитываем, что по итогам года под управлением компании будет уже 0,5 млрд долл. Кроме того, «Спутник-Капитал» будет управлять средствами Пенсионного фонда. 

– Группа «Ренессанс Страхование» приносит прибыль? 

– Страхование – это очень долгосрочный бизнес, который нуждается в больших капиталовложениях, и быстрых прибылей здесь ожидать нельзя. Тем, кто говорит, что развивает бизнес и при этом зарабатывает деньги, я не верю – это некие игры в бухгалтерию, поскольку я знаю, сколько стоит развитие этого бизнеса. Выход на безубыточный уровень для группы «Ренессанс Страхование» у нас запланирован на 2008 год, а по итогам 2009 года мы ожидаем уже прибыль. Пока же мы все вкладываем в развитие. Инвестиции в бизнес по страхованию жизни должны окупиться в течение семи лет, так же как и в пенсионный бизнес. Только на этот год запланировано потратить на развитие бизнеса больше 100 млн долл. Между тем инвестиционный результат за прошлый год – 26% (это по акциям, облигациям и депозитам), я думаю, это лучший результат на рынке. 

– Это как-то сказывается на росте капитализации? 

– У нас большие инвестиционные планы, но это не значит, что капитализация группы не растет: она как раз растет. Думаю, что только за последние два года наша капитализация выросла в десять раз, и наш рисковый бизнес – компанию «Ренессанс Страхование» – мы сейчас оцениваем более чем в 1,5 млрд долл. 

– Каким вы видите будущее группы «Ренессанс Страхование»? 

– Мы позиционируем себя в десятке компаний-лидеров, но не кэптивных, а реально рыночных страховщиков. Правда, на рынке таких осталось мало, зато выросло число компаний с иностранным капиталом: пять из десяти ведущих компаний выкуплены. «Ренессанс Страхование», «Ингосстрах», «Росгосстрах», ВСК, «АльфаСтрахование» – из крупных компаний это все, кто остался. Я исключаю из этого списка МАКС, которая, вероятно, скоро также будет выкуплена. Кэптивные компании я тоже не учитываю – это негибкие игроки с точки зрения развития продуктов и инноваций. Нам же важно наше место на рынке не по лидерству в продажах, а по уровню клиентского сервиса, по прибыльности. Попасть в топ-5 по показателям эффективности бизнеса, комбинированному уровню убыточности, прибыльности, клиентскому сервису, имиджу компании – это для нас критично важно. 

газета РБК Daily