СМИ

Нет в «жизни» счастья

Сегодня по классическому страхованию жизни страховщики собирают около $170 млн в год, что менее 1% всех страховых взносов в стране. По оценкам аналитиков, через пять лет этот рынок должен вырасти в десять раз. С мертвой точки его сдвинут иностранные инвестиции, а помогут в развитии льготы, обещанные правительством еще весной. 

Виртуальная реальность 

Взносы по страхованию жизни всегда занимали львиную долю в поступлениях страховщиков. По данным Федеральной службы страхового надзора (ФССН), в 2000-2003 годах доля страхования жизни в структуре взносов всех российских компаний составляла 40-50%. В 2004 году на страхование жизни пришлось 21,7% из 471,6 млрд руб. общих страховых сборов. Однако по оценкам аналитиков, эти суммы нельзя считать реальной страховой премией: почти все они приходятся на «серые» схемы или минимизацию налогообложения с помощью страховых компаний. 

«Номинальные сборы в этом сегменте были существенно завышены, поскольку основная их часть приходилась на финансовые операции, не связанные со страхованием»,— объясняет начальник отдела экономического анализа и актуарного контроля ФССН Яна Мирошниченко. 

По оценкам ФССН, из 102,2 млрд руб. премии, собранной по страхованию жизни в 2004 году, на реальное страхование пришлось лишь 3,3 млрд руб. (около $100 млн). По аналогичным оценкам Объединенной финансовой группы, в 2004 году страховщики собрали по реальному страхованию жизни $170 млн. А по данным консалтинговой компании Princeton Partners Group (PPG), объем реального рынка страхования жизни в России по итогам 2004 года колеблется в пределах $100-250 млн. 

Борьба с фантомами 

Некоторое время назад государство ужесточило налоговый режим для страхования жизни, а ФССН активизировала борьбу с «серыми» схемами. В конце 2004 года схемным бизнесом заинтересовалась Федеральная налоговая служба, которая составляла списки компаний, активно им занимающихся. Одновременно ФССН начала применять санкции к страховщикам—лидерам рынка по страхованию жизни. 31 марта ФССН лишила лицензии компанию «Класско», которая за счет «жизни» в 2003 году заняла третье место по сборам (18,7 млрд руб.). Затем санкции коснулись компаний «Трансгарант» и «Сириус». 

Эти страховщики со сборами 4,9 млрд руб. и 5,4 млрд руб. 

заняли благодаря «жизни» четвертое и второе места по объемам поступлений в первом квартале этого года. В мае этого года была приостановлена лицензия у компании Столичное страховое общество, которая в 2003-2004 годах занимала первые места по сборам на рынке. Сейчас компания судится со страховым надзором. Таким образом, санкции коснулись большинства крупных компаний—лидеров страхования жизни, у которых доля этого страхования близка к 100%. 

В результате доля поступлений по «жизни» начала стремительно падать. По итогам первого полугодия 2005 года, этот показатель достиг рекордно низкой отметки— 33,3 млрд руб., или 12,6% национальной страховой премии. По мнению Мирошниченко, такая динамика свидетельствует об «очевидном сворачивании схемных операций и движении рынка в сторону реальных показателей». 

Говорить о том, что этот сегмент очистился от схем окончательно, пока рано. Специалист ФССН считает, что псевдостраховые операции по «жизни» не удастся искоренить полностью. «По экспертным оценкам, во всем мире они составляют до 30% от сборов. Мы реалисты, потому понимаем, что в идеале наш рынок придет примерно к этому же показателю. Основная задача ФССН — сделать так, чтобы качественно рынок работал на реальное страхование»,— говорит Яна Мирошниченко. 

Борьба со схемами отразилась не только на количественных страховых показателях, но и на составе игроков этого рынка. В последние годы лидерами здесь были страховщики с миллиардными показателями по «жизни». Причем у каждого из них поступления почти совпадали с выплатами, что традиционно считается признаком «схемотехнической» деятельности. 

По данным ФССН, по итогам первого полугодия 2005 года эти компании также заняли первые строчки рэнкинга по объему премии в страховании жизни, однако лицензии многих из них к настоящему времени уже приостановлены или отозваны. 

По мнению аналитиков PPG, страховые схемы по минимизации налогов предприятий сохранятся в ближайшие пять-шесть лет. Небольшие страховщики, специализирующиеся на этом, постоянно разрабатывают новые алгоритмы для обхода законодательных ограничений. К тому же очевиден спрос на эти услуги со стороны крупных предприятий и финансово-промышленных групп. По мнению специалистов PPG, страховщики, способные предложить широкий спектр продуктов, включая налоговое планирование, пока получают преимущества при работе с такими клиентами. 

Однако доля схем в национальных страховых сборах, скорее всего, будет снижаться, полагают в PPG. 

Конкуренция в стакане 

Безоговорочным лидером российского классического рынка страхования жизни считается «дочка» American International Group (AIG) — компания «AIG Россия». Ее поступления по «жизни» за прошлый год превысили 1 млрд руб., а за первое полугодие 2005 года составили 554,7 млн руб. В последнее время здесь появились и новые игроки — специализированные «дочки» крупных страховых компаний. К их созданию страховщиков подтолкнула вступившая в силу в прошлом году новая редакция закона о страховом деле. С июля 2007 года она запрещает совмещать в рамках одной компании страхование жизни с имущественным страхованием. 

Дочерние компании по страхованию жизни уже вывели на рынок «Ингосстрах», «Ренессанс Страхование», РОСНО, «Согаз». Недавно за лицензией в ФССН обратилась компания «РосгосстрахЖизнь». В прошлую пятницу о желании создать совместную «дочку» по «жизни» заявили Московская страховая компания и австрийская Wiener Staedtische. 

Однако пока сборы новых специализированных «дочек» в общероссийской премии не очень заметны. Так, по данным ФССН, компания «Ингосстрах ЛМТ» за первое полугодие 2005 года собрала 22,8 млн руб. 

премии по страхованию жизни, «Ренессанс Жизнь» — 251 тыс. руб., «Альянс РОСНО Жизнь» — 38,1 млн руб., «Согаз-Жизнь» — 182,5 млн руб. 

Особый интерес к российскому рынку страхования жизни проявляют иностранцы. 

Некоторые из них только выходят на рынок (в частности, «Авива» — «дочка» крупнейшего британского страховщика жизни), другие, например, «AIG Россия» или Чешская страховая компания (ЧСК, «дочка» Ceska Pojistovna), работают здесь уже давно. Правда, показатели ЧСК назвать внушительными пока нельзя — по данным ФССН, в 2004 году ее сборы по страхованию жизни составили 43,7 млн руб., а в первом полугодии 2005 года — 33,3 млн руб. Гендиректора ЧСК Дмитрия Малых это не удивляет. 

«Развитие классического долгосрочногобизнеса по „жизни” — планомерный процесс, добиться здесь лавинообразного роста показателей достаточно сложно. Сегодня мы продолжаем активно развивать как агентскую сеть, так и прочие каналы сбыта»,— говорит он. 

Низкий старт 

Страховщики считают, что рынок реального страхования жизни в России сейчас находится в зачаточном состоянии.

Непопулярность накопительного страхования у частных клиентов они объясняют отсутствием налоговых льгот, недоверием граждан к финансовым институтам. По словам вице-президента и руководителя блока накопительного страхования жизни компании «Росгосстрах» Александра Торбахова, полисы накопительного страхования имеют всего 5% жителей, при этом свыше трети всех полисов — это краткосрочные годовые договоры. Полисов со сроком действия более пяти лет — 18%, а более 15 лет — меньше 6%. «Лишь 2% населения планируют купить полис накопительного страхования в ближайший год, а еще 15% опрошенных — в перспективе»,— рассказывает Торбахов. 

Гендиректор страховой компании «Стандарт-резерв» Виктор Юн отмечает, что до половины заключаемых сегодня долгосрочных договоров страхования жизни расторгается в первые два года их действия с потерями для страхователя. «Причина этого часто кроется в работе страховых агентов: при заключении договора они говорят только о достоинствах товара, не объясняя недостатков, а расторжение договоров, естественно, сопровождается недовольством клиента»,— говорит Юн. 

По его мнению, это не способствует развитию рынка. 

Малых объясняет невостребованность продуктов по страхованию жизни слабой сегментацией целевой аудитории — так называемого среднего класса. По его словам, средний класс пока не готов рассчитывать на долгосрочную перспективу, а чтобы он задумался об этом, необходима популяризация страхования жизни. 

Сплошные перспективы 

Страховщики надеются, что перспективы у рынка страхования жизни в России все же есть. Непременным условием его развития они считают введение льготного налогообложения. «Для начала вполне достаточно уменьшить базу налога на доходы физлиц на сумму взносов, уплаченных по полисам долгосрочногострахования жизни, и разрешить относить на затраты предприятия взносы, уплачиваемые работодателем по долгосрочному страхованию работника»,— считает начальник управления сопровождения и андеррайтинга компании «Ингосстрах ЛМТ» Дмитрий Андреев. 

Вполне возможно, что, сократив поступления по схемам, страховщики все-таки смогут добиться налоговых преференций для классического страхования жизни. Весной этого года на конференции по долгосрочному страхованию вице-премьер правительства Александр Жуков пообещал им введение налоговых льгот. 

Однако для этого, по его словам, страховые компании должны отказаться от схем и повысить капитализацию. 

«Налоговые преференции, безусловно, могли бы стать серьезным стимулом для развития страхования жизни. Хотя зарубежная практика показывает, что это не единственное условие»,— говорит Малых. 

По его мнению, помочь могла бы интеграция страховщиков в систему пенсионного обеспечения граждан. 

Мирошниченко полагает, что развитие рынка заложено в банковском ипотечном и потребительском кредитовании, которое предусматривает страхование жизни заемщика. 

«После введения ОСАГО люди всей страны узнали, что такое страхование. Так и продажа страхования жизни при оформлении кредитов может стать своего рода „автогражданкой” в этом сегменте, в идеологическом смысле»,— полагает она. Такой путь вхождения на рынок Мирошниченко считает более легким для страховщиков: банки поставляют им платежеспособных клиентов. 

Аналитики связывают рост рынка страхования жизни прежде всего с приходом иностранных страховщиков. По расчетам экспертов PPG, в России есть ключевые предпосылки для бума в страховании жизни, по масштабам аналогичного восточное му буму первой половины 1990-х годов. «При активном выходе зарубежных игроков на рынок России реальный объем премии по страхованию жизни может вырасти со $120 млн в 2004 году до $1,8-1,9 млрд в 2010 году»,— прогнозирует специалист PPG.

Однако, считают аналитики этой компании, при таком сценарии иностранцы, скорее всего, займут 75-80% рынка страхования жизни, а отечественным страховщикам придется конкурировать за оставшиеся 20-25%.